Да, коллеги, пришло время замахнуться нам на Вильяма нашего Шекспира и задать риторический вопрос: Быть иль не быть?
О чём речь?
А вот о чём: возможно ли монетизировать известное имя?
Когда да, а когда и нет. И самый яркий пример — это живопись известных политиков-антагонистов Черчилля и Гитлера. Как мы помним (а кто не помнит – напомню), картины Черчилля уже стоят в пределах миллиона долларов, а картины Гитлера болтаются в пределах 30 000–50 000. То есть имя — это хорошо, но хорошо бы к нему ещё и талантец присовокупить.
Но мы отвлеклись.
Кто из ныне живущих известных людей (у нас в России) пробовал себя в живописи и преуспел в этом? На ум сразу приходит наш гарант ВВП с его продажей «Зимнего узора на окне» за 1 млн. $.
Ладно-ладно, не удержался, возьмём примеры попроще: Шнуров, Макаревич, и иже с ними – и что? Что мы знаем о продажах их картин? Да ничего. Думаю, что без моего напоминания не многие вспомнили бы о том, что они ещё и рисуют. Говорить о них как о художниках нельзя. Хорошее хобби, да и всё.
Какой из этого затянувшегося вступления мы можем сделать вывод? Что пока мы не знаем примеров монетизации известного имени в имя художника. И это странно. Стартовые условия у человека с именем – отличные. Бери, твори, и про тебя сразу шум, и про тебя сразу репортажи да критические статьи, и неважно с каким знаком.
Или важно?
Мы на своих семинарах приводим ряд примеров раскрутки имени художника, когда был отличный старт, который ничем не закончился. Самый яркий пример — это конкурс на скульптурную концепцию «Национальной идеи России». Помните? Боюсь, нет, а проект наделал шуму, о нем активно писала пресса. Неваляшка «Нас на завалишь» каталась на лодке по Венеции в дни биеннале. Нужно было продолжать, делать выставку, «монетизировать» набранную известность проекта. Но что-то произошло, продолжения не последовало. И сейчас эта история служит скорее назиданием для тех, кто занимается продвижением художников.
Второй пример, о котором мы говорим на семинарах, это увлечение живописью Евгении Васильевой, увы, известной нам всем по делу «Оборонсервиса». Я обратил на неё внимание, когда побывал в её мастерской в 2016 году. И был удивлён, что человек не валяет дурака, а реально много работает. Уже тогда там находилось картин 200, из которых 5–10 были очень даже любопытные. Она тогда проходила путь от наива к абстракции. Причём наив был так себе, а некоторые абстрактные масла — вполне себе. Мы тогда немного поговорили о перспективах её творчества, я советовал уже тогда начинать продавать картины, пока о ней помнят. А она говорила мне, что нельзя, так как любая её выставка будет обязательно освещаться прессой и арт-сообществом исключительно в коннотации уголовных дел против неё. И что? – говорил я, — негативный имидж можно переломить только позитивом. Пусть ругают, пусть издеваются, но если картины будут интересными, то их будут покупать. А если появится свой стиль и узнаваемость, то уже и покупать будут именно картины, а не скандальную известность, с ними связанную. Но нет, тогда наши разговоры ничем не закончились…
И вот новая выставка.
Вчера я сходил в музей Востока на выставку «Око» художника под псевдонимом EVA. Того, что под ним скрывается Евгения Васильева, никто в общем и не скрывал. На кассе нам на вопрос – где её выставка? – сразу сказали куда идти. Пошли и…
И первое удивление – это совсем не то, что я видел три года назад. На стенах диджитал-принты, а в зале скульптура. Причём принты большого впечатления не произвели, я бы даже посетовал, что большие масла трёхлетней давности были куда интереснее, а вот скульптура внимание однозначно привлекает. И если спросить меня, куда ей нужно двигаться дальше, то ответ – скульптура.
Я не хочу сейчас давать оценки её творчества, цель этого текста не в этом. Мне любопытно, что из этого всего выйдет. Пока Евгения Васильева — единственный начинающий художник, кто на своём примере показывает, возможно ли достичь хоть какого то результата, имея громкое имя.
Это интересный опыт, и я советую следить за ним.

Константин Бабулин

Я очень ценю НЕЗАВИСИМОЕ мнение. Частное. Субъективное. НЕ НАВЯЗАННОЕ.

Все «диванные критики», которые обсуждали курируемую мной выставку НЕ УДОСУЖИЛИСЬ посетить ее…

А вот Константин Бабулин известный в миру как главное действующее лицо в Ai и славный своими оригинальными постами, которые я с удовольствием читаю, — НЕ ПОЛЕНИЛСЯ. Посетил Музей Востока. Съездил на выставку и СВОИ впечатления написал.

Дорогие друзья, поделитесь со мной. Что Вы думаете об этой выставке.

Ю.В.

Для меня Право — это лучший инструмент защиты от несправедливости. Задача юриста — заставить поступить по справедливости, используя Закон

Быстрые ссылки

Юлия Владимировна Вербицкая-Линник © 2018-20 All rights reserved.

Scroll to top